Блог RSS / Влияние рекорда преувеличено: как страна справляется с перепроизводством зерна 

9 ноября 2017 года

Урожай-2018 стал абсолютным рекордом в истории России. Но большой сбор, как правило, влечет за собой и большие проблемы. Главная из них — падение цен и, как следствие, доходности зернопроизводителей. Однако высокие темпы экспорта поддержали рынок, цены стали понемногу восстанавливаться Валовой сбор зерна в России в 2017 году прогнозируется на уровне 133 млн т. Это наивысший урожай не только в постперестроечный период, но и за всю историю возделывания зерновых в стране, акцентирует президент Национального союза зернопроизводителей (НСЗ) Павел Скурихин. Минсельхоз в начале октября оценивал сбор в весе после доработки в 130 млн т, что почти на 10 млн т больше, чем годом ранее. По мнению главы агроведомства Александра Ткачева, такому росту способствовали два фактора. Во-первых, беспрецедентная поддержка государства. Во-вторых, применение современных технологий производства, обеспечение необходимым количеством техники и удобрений.

Качество улучшилось, но не у всех

По предварительной оценке Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), урожай пшеницы в весе после доработки составит 83,2−83,7 млн т, ячменя — 20,2−20,6 млн т, кукурузы — 13,2−13,7 млн т. Всего будет собрано свыше 130 млн т — это абсолютный рекорд, констатирует ведущий эксперт ИКАР Евгений Зайцев. Аналитический центр «СовЭкон» оценивал валовой сбор зерна в этом году в 132,9 млн т в весе после доработки. С учетом запасов прошлого сезона общее предложение зерна в стране составит 155 млн т, отмечает директор компании Андрей Сизов. 

Рекордная или высокая урожайность колосовых зерновых фиксировалась практически повсеместно, говорит Зайцев. По данным НСЗ, лидерами текущего сезона по приросту урожая являются Приволжский (+6,2 млн т), Центральный (+5,3 млн т) и Южный (+4 млн т) федеральные округа. В то же время в ряде регионов, где на озимые зерновые приходится незначительная доля в общем севообороте, отмечается отставание показателей урожайности к прошлому сезону. В первую очередь это касается части территорий Сибири, где раннее выпадение снега скорректировало планы сельхозпроизводителей. Так, например, только в Красноярском крае под снег ушло более 100 тыс. га зерновых. В целом недобор зерна в СФО превысил 650 тыс. т.

Согласно предварительной информации Центра оценки качества зерна, в этом году в среднем по стране доля продовольственного зерна немного выше прошлогодних показателей. Так, доля пшеницы третьего класса составляет 24% (в 2016-м — 22,3%), четвертого класса — 44,5% (49,1%), пятого — 31,2% (28,7%). Минсельхоз в октябре оценивал долю продовольственной пшеницы в общем сборе в 75%, или примерно 60 млн т. «Для понимания, в США, Канаде и Евросоюзе доля продовольственной пшеницы — 90%, но у них и ситуация другая, фураж им не нужен, скот кормят кукурузой и другими кормовыми культурами», — отмечал Ткачев. Объемы продовольственной пшеницы в этом году в целом по стране выше, подтверждает руководитель аналитического центра «Русагротранса» Игорь Павенский «В прошлом сезоне за пшеницу третьего класса давали премию в 1,5−2 тыс. руб./т, сейчас такого нет, потому что производство качественного зерна и в процентном соотношении, и в количественном заметно выросло, — отмечает он. — В этом году у нас хороший ассортимент и предложение и для экспорта (по белку много зерна с показателями 10,5%, 11,5%, 12,5%, 13,5%), и для внутреннего потребления».

Для большинства опрошенных «Агроинвестором» сельхозпроизводителей год действительно стал рекордным, но есть и те, кто недоволен полученными результатами. Гендиректор компании «Сибирский хлеб» (Новосибирская область) Павел Миклухин сообщил, что показатели сбора заметно уменьшились. «За последние 30 лет такой сырой сезон в нашем регионе был третий раз. В итоге урожайность пшеницы составила лишь около 25 ц/га», — говорит он. Липецкий «Агробизнес» в этом году собирал 50 ц/га озимой пшеницы. Но, как отмечает гендиректор компании Александр Чил-Акопов, качество зерна невысокое. «Из-за сильных дождей в период созревания получили низкий процент клейковины, поэтому в структуре урожая преобладает пшеница четвертого класса и фуражная», — рассказывает он.

Урожай зерна в «Оке-Агро» (Рязанская область) был рекордным. «Мы собрали около 94 тыс. т пшеницы с урожайностью 50 ц/га, это на 30% выше плановых показателей, — доволен председатель совета директоров компании Никита Гордеев. — При этом и качество зерна получилось хорошим: 90% урожая составила пшеница четвертого класса». Урожайность пшеницы в оренбургской «Елани» в этом году тоже высокая — около 30 ц/га, делится гендиректор предприятия Алексей Орлов. Для степной зоны это неплохие показатели, уточняет он. Однако качество зерна снизилось, заметно выросла доля фуража, а хорошая урожайность привела к увеличению затрат на уборку, перевозку и сушку до 4 тыс. руб./т. «Пришлось привлекать наемную технику, а так как потребность в ней выросла не только у нас, то цены на эти услуги были завышенными», — поясняет руководитель.

Ценовые перспективы

Доходность аграриев и без рекордов, обычно влекущих снижение цен на продукцию, уменьшается третий год подряд относительно высоких значений 2015 года, акцентирует начальник Центра экономического прогнозирования (ЦЭП) Газпромбанка Дарья Снитко. «Из-за большого урожая в 2017 году этот тренд особенно затронет Поволжье, Урал и Сибирь, которые уже сейчас страдают от обвала цен, — считает она. — Но, надеюсь, все не так критично, поскольку выращивание наиболее традиционных для этих регионов агрокультур все еще остается прибыльным». Все-таки хороший урожай при низких ценах для производителей лучше с финансовой точки зрения, чем плохой урожай при высоких ценах, добавляет эксперт.

На сегодняшний день в зернопроизводящих регионах страны для аграриев сложилась «крайне неблагоприятная» ценовая конъюнктура, считает Скурихин. Стоимость зерна с начала сбора к октябрю снизилась в зависимости от агрокультуры на 2−3,5 тыс. руб./т. И факт рекордного сбора в этом году будет способствовать ее дальнейшему снижению, особенно в азиатской части страны, опасается эксперт. Сизов возражает: по большинству зерновых агрокультур дно цен уже пройдено. «Они стабилизировались и начали расти с конца сентября на юге, а с середины октября рынок начнет выравниваться и в европейской части страны», — говорил он тогда. Дальше динамика цен на зерно будет зависеть от его стоимости на мировом рынке и курса рубля. Фактор избыточного урожая, давивший на рынок в последние месяцы, постепенно уходит. «Далее мы будем встраиваться в экспортный паритет: цена на зерно будет определяться по формуле «экспортная цена минус расходы на поставки за рубеж». Но в целом очень похоже на то, что сезонный минимум пройден», — полагает он. Есть некоторый потенциал роста цен на пшеницу, кукуруза краткосрочно можно прибавить более существенно — рынок только начинает осознавать, что высокого урожая в России и на Украине не будет. 

Урожай мог быть больше
По оценке Минсельхоза, в текущем году из-за поздней уборки урожая Россия потеряет 8−10 млн т зерна в чистом весе. «У нас очень большие потери из-за того, что мы с уборкой опаздываем. Убирать урожай должны в оптимальные сроки, если только на неделю просрочить — начинаются потери», — говорил ранее глава департамента растениеводства Минсельхоза Петр Чекмарев. По его словам, всего в стране могло бы быть собрано до 140 млн т зерна.

По данным ИКАР, в середине октября цены на пшеницу в Центральном Черноземье в среднем были ниже на 1,5−2 тыс. руб./т и более. Так, если в прошлом году пшеница третьего класса стоила 10,8 тыс. руб./т, четвертого — 8,5 тыс. руб./т, а пятого — 7,4 тыс. руб./т, то в этом — 8,6 тыс. руб./т, 7,3 тыс. руб./т и 5,4 тыс. руб./т. При этом в Сибири за фураж давали и менее 5 тыс. руб./т, акцентирует Зайцев. По мнению эксперта, самые хорошие перспективы с точки зрения роста цен имеет рядовая (с протеином 12,5%) пшеница и высококачественная продовольственная. Первая — благодаря установлению неплохой экспортной цены, вторая — в связи с сокращением доли производства третьего класса. Относительно высококачественной пшеницы многое зависит от ситуации на мукомольном рынке страны, который затоварен и крайне неактивен. «Что же до рядового четвертого класса, то в мире сложилась ситуация, когда одной из немногих стран с повышением производства стала Россия, в то время как остальные основные государства-экспортеры идут на снижение к прошлому году, — обращает внимание эксперт. — Мировые цены на таком фоне периодически показывают признаки роста, что влечет за собой подорожание этой позиции и в регионах центрально-европейской России сквозь экспортный паритет». Но чем дальше от портов, тем меньше будет влияние этого фактора на цену по причине инфраструктурных проблем текущего сезона, добавляет он.

Вероятно, неплохо себя будет чувствовать фуражный ячмень, продолжает Зайцев. Его переходящие запасы в мире к концу сезона-2017/18 окажутся на рекордно низком уровне с 1984 года, что будет толкать цену на агрокультуру вверх и на российском рынке. «На стоимость кукурузы окажет влияние сокращение валового сбора в стране почти на 2 млн т, — говорит Зайцев. — Однако цена на нее может начать расти во второй половине сезона по мере исчерпания запасов, поскольку в первой объемов рынку будет хватать».

По словам президента Российского зернового союза (РЗС) Аркадия Злочевского, сложившиеся цены на зерно существенно снизили рентабельность сельхозпроизводителей. И это при том, что издержки аграриев продолжают расти. В частности, в текущем сезоне только цена топлива увеличилась на 30%, а на зерно — снизилась на 30−40%. «Чем дальше от экспортных рынков находится зернопроизводящий регион, тем ниже рентабельность аграриев. В удаленных от портов хозяйствах она нулевая, а в некоторых, например в Сибири и на Урале, — даже отрицательная, причем не только по пшенице, но также и по ячменю, ржи, гречихе и некоторым другим агрокультурам», — утверждает эксперт. Исключением, пожалуй, являются производители проса: его предложение резко сократилось, а цена повышается, добавляет он.

По мнению Зайцева, в большинстве регионов рост урожайности компенсирует аграриям падение цен. «Сбор с гектара колосовых вырос практически у всех на центрально-европейской территории страны, то есть с одного гектара сельхозпроизводитель получил больше зерна при вложениях близ уровня прошлого сезона, поэтому и падение стоимости на 1−2 тыс. руб./т не столь критично, как могло бы быть», — поясняет он. Хотя, признает эксперт, в некоторых регионах все-таки не исключено сокращение доходности. Например, в регионах Западной и Восточной Сибири, частично — Урала, где показатели урожайности в принципе невысокие и ее увеличение не гарантирует аграриям заметной прибавки общего сбора.

На экономике «Оки-Агро» хороший урожай отразился отрицательно. «Планировали реализовывать пшеницу четвертого класса по цене 8−8,5 тыс. руб./т, а фактическая цена составила 6 тыс. руб./т», — делится Гордеев. При таких ценах рентабельность производства находится на низком уровне — не более 10%. И рост урожайности не компенсировал падение цены. Заметно выросли затраты: пришлось нанимать дополнительные комбайны, машины, из-за влаги — дополнительно обрабатывать посевы средствами химзащиты. «Страна инфраструктурно не готова к такому урожаю, у нас недостаточно вагонов и мест отгрузки. На эти факторы накладываются напряженные отношения с Прибалтикой, и те регионы, которые поставляли зерно туда — в частности, Рязанская, Тульская и Курская области, — сейчас оказались в сложном положении, так как их логистические затраты на железнодорожные перевозки до порта сильно возросли, а внутри такого потребления нет», — поясняет топ-менеджер.

Высокий сбор отрицательно скажется и на экономике липецкого «Агробизнеса», уверен Чил-Акопов: цены фактически вдвое ниже, чем в сезоне-2016/17. Рентабельность фуражной пшеницы даже отрицательная, а по четвертому классу — нулевая, недоволен руководитель. Так, на середину октября фуражная пшеница стоила уже 4,5 тыс. руб./т, тогда как в прошлом году в это же время за нее давали 7,5 тыс. руб./т. Пшеницу четвертого класса в начале удавалось реализовывать по 8 тыс. руб./т, но к концу уборки цены также сильно упали. Объемы производства никак не компенсируют падения цен на зерно, так как себестоимость его производства значительно возросла, утверждает Чил-Акопов. «Мы придерживаем часть урожая до периода роста цен, однако пшеница пока не дорожает, хотя на ячмень за первые две недели месяца цены выросли на 5−10%", — говорил он в середине октября.

Из-за сократившегося сбора и низких цен на зерно «Сибирский хлеб» потеряет 25−30% от плана по всем экономическим показателям, сожалеет Миклухин. С учетом того, что цены на пшеницу третьего класса по сравнению с прошлым годом упали на 35% до 6−6,5 тыс. руб./т, а четвертого — на 40% до 4,5−5 тыс. руб./т и ниже, рентабельность ее продаж не просто низкая, но иногда даже отрицательная, сетует руководитель. 

По сравнению с прошлым годом цены на зерно в Оренбургской области рухнули почти вдвое, отмечает Орлов. «Фуражную пшеницу, уже привезенную на элеватор, в октябре мы продавали не дороже 4 тыс. руб./т», — рассказывает он. В итоге рентабельность по зерновым в компании составляет всего 5%. В такой ситуации важно правильно распорядиться урожаем, придержать его реализацию до того времени, когда цена начнет расти. В этом случае можно будет достичь уровня рентабельности и в 25%, рассчитывает руководитель. «Мы взяли дополнительные кредиты в Сбербанке и Россельхозбанке, чтобы покрыть текущие расходы на уборку. Основную долю собранного урожая планируем продавать не раньше чем через полгода», — делился Орлов в октябре.

Придерживать продажи зерна стоит только если затем цены реализации окупят затраты на хранение урожая, рекомендует Павенский. Хотя к весне выстроятся такие ценовые уровни, что аграрии вполне могут их отыграть, полагает он. Цены на зерно стали понемногу расти после того, как экспорт зерна начал идти с центральных и приволжских регионов. «Скорее всего, падений в этом сезоне уже не будет, — полагает эксперт. — К январю основную часть зерна, которую нужно было реализовать в кратчайшие сроки, экспортируем. Остальное можно более планомерно продавать без ценового демпинга». Внутренние цены будут расти, так же как и экспортные. По прогнозу Павенского, после Нового года реально увидеть уровни в более чем $200/т FOB Черное море.

Экспорт идет активно

Вывоз зерна в этом сезоне демонстрирует рекордные темпы. Прогноз аналитического центра «Русагротранса» по экспорту — 44 млн т (включая зернобобовые), запасы на конец сезона при таких отгрузках могут составить 27 млн т. Внутреннее потребление увеличится незначительно и будет на уровне 73 млн т, говорит Павенский. За июль-сентябрь за рубеж поставлено 12,5 млн т, что на 2 млн т больше, чем годом ранее. «Каждый месяц отгрузки идут с превышением прошлогодних объемов, и так будет продолжаться в течение всего сезона», — считает эксперт. Пик был в сентябре — 4,9 млн т. В остальные месяцы вывоз будет меньше, так как появляются погодные риски: начиная с ноября хуже работают малые порты, закрывается рейдовая перевалка, начинаются шторма, ветры в глубоких портах.

Прогноз Минсельхоза по экспорту — 45 млн т. Даже если этот объем удастся вывезти, а это возможно при обязательном условии, что основные покупатели российского зерна — Египет и Турция — не найдут в зерне спорыньи или каких-нибудь насекомых, то к началу следующего сезона страна подойдет с запасами почти в половину годового потребления. Это очень много, а проблемы с хранением есть уже сегодня, говорит Сизов. По прогнозу «СовЭкона», экспорт зерна в текущем сезоне может составить 44 млн т. «Однако, если бы нам позволяли портовые мощности, мы могли бы вывезти за рубеж 50−55 млн т, а то и больше», — считает эксперт.

По прогнозу ИКАР, продажи за рубеж пшеницы в этом сезоне составят до 33−34 млн т, ячменя — 4,2−4,5 млн т, кукурузы — 4,5−5 млн т. «В самом лучшем случае экспортные мощности, текущий рынок и уже сложившаяся за первые три месяца динамика позволят нам вывезти 35 млн т пшеницы, а для стабилизации рынка и уверенного роста цен нужно отгрузить все 40 млн т», — оценивает Зайцев. Конечные запасы пшеницы по итогам сельхозгода будут примерно на 7 млн т выше (20 млн т), чем годом ранее. Общие остатки зерна на конец сезона ИКАР оценивает в 28 млн т — плюс 9 млн т к 2016/17-му.

По мнению Злочевского, в идеале необходимо экспортировать 55 млн т зерна. Но реальные объемы не превысят 44−45 млн т, соглашается он с остальным. Главная причина — транспортная инфраструктура. «В той же Тамани, где есть достаточно мощный терминал, позволяющий осуществлять большие объемы отгрузок, нет железной дороги, зерно подвозится только автомобилями. Это медленнее, сложнее и значительно меньше по объему, чем вагонами, — рассказывает он. — В Новороссийске есть железнодорожное сообщение, но пропускная способность тоже ограничена, хотя мощности терминалов позволяют осуществлять отгрузки зерна в больших объемах, чем его доставляется». 

ЦЭП Газпромбанка оценивает экспорт зерна более чем в 42 млн т. «Хорошо, что именно сейчас такой большой экспорт «тестирует на прочность» инфраструктуру и привлекает внимание властей и инвесторов к проблеме логистики продукции АПК», — отмечает Дарья Снитко. По ее мнению, именно этот сегмент агропродовольственной цепочки в России наиболее недоинвестирован, так что высокий спрос на услуги всех участников перевозок зерна как на экспорт, так и по стране сейчас будет подталкивать инвесторов расширять мощности вывоза и переработки продукции в удаленных регионах.

Гендиректор ростовской компании «Риф» (крупнейший экспортер зерна) Вадим Саркисов подтверждает, что темпы отгрузок зерна за рубеж в этом сезоне идут на 5−7% быстрее. Однако сезон он называет очень тяжелым. «Во-первых, нам пришлось выполнять новые требования налоговой, работать в других реалиях, во-вторых, есть проблемы с вагонами, с логистикой, элеваторы на воде работают на пределе своих возможностей. Постоянно какие-то проблемы с Турцией — одним из главных наших покупателей, это тоже сказывается, — отмечает он. — Зерно есть, но вот вывозить его в тех объемах, которые потенциально мы могли бы отгружать, не получается, потому что резко увеличить экспорт совсем не просто».

Плюсы есть

Тем не менее большинство экспертов уверены, что в долгосрочной перспективе рекордный урожай пойдет на пользу зерновому рынку страны. «Впервые столкнувшись с таким перепроизводством, страна должна будет так или иначе переварить этот урожай, чтобы дальше наращивать производство, не снижая маржинальности, потому что перед рынком ставят именно такие цели, — говорит Евгений Зайцев. — Пока мы справляемся с этой задачей». По его мнению, в большей мере от сложившейся ситуации снижения цен в текущем сезоне выигрывают внутренние покупатели зерна — животноводы и переработчики. Сизов соглашается, что рекордный урожай выгоден животноводам с точки зрения себестоимости их продукции. Однако больше всех на нем заработают порты, элеваторы и перевозчики — все те, кто имеет отношение к инфраструктуре и логистике. «Элеваторы уже много лет толком не зарабатывают, и наконец они смогут это сделать, что, в свою очередь, подтолкнет отрасль к новым инвестициям», — надеется эксперт. Трейдеры тоже смогут хорошо заработать, так как для них в последний месяц сложилась очень неплохая конъюнктура соотношения цен на внешнем и внутреннем рынке, которая дает серьезный рост рентабельности экспортных операций. На хранении зерна смогут заработать элеваторы и хлебоприемные пункты, а на перевозке — авто- и железнодорожные компании, добавляет Скурихин.

Аркадий Злочевский сомневается, что в сложившейся на рынке зерна ситуации животноводы сильно выиграют. Большую долю в кормах составляют белковые компоненты (соевый шрот и рыбная мука), а они подорожали. Мукомолы, по словам эксперта, тоже не окажутся в выигрышном положении. «Амплитуда колебаний цен на муку повторяет динамику цен зерно, только с опозданием и перехлестом, — поясняет он. — А значит, цена на муку упадет больше, чем на зерно». Мукомолам приходится не так просто, соглашается Павенский. «Третий класс, который используют для переработки, все равно недешевый, кроме того, это очень конкурентный рынок, а цены на готовую продукцию падают», — отмечает эксперт.

По словам гендиректора птицефабрики «Синявинская» (Ленинградская область) Артура Холдоенко, снизившиеся цены на зерно действительно привлекательны для птицеводов, однако в первую очередь эту выгоду почувствуют компании, работающие в зерновых регионах, где урожай уже собран. «На Северо-Западе выращивают крайне мало зерна, вся Ленинградская область — в общей сложности 100 тыс. т, и в основном эти объемы производят сами животноводы для собственных нужд, — рассказывает руководитель. — Нам ничего не остается, как завозить зерно из других регионов автомобилями, в итоге его стоимость с учетом логистических расходов получается ненамного меньше, чем в прошлом году». 

Кроме того, с падением цен на зерно на 500 руб./т увеличился железнодорожный тариф, добавляет Холдоенко. «Получается, что на низких ценах на зерно зарабатывает железная дорога: владельцы вагонов, путей, локомотивов», — говорит он. Хотя даже с учетом удорожания доставка зерна по железной дороге обходится дешевле, чем автотранспортом. Но к услугам последнего все-таки приходится прибегать, так как вагонов не хватает. «Собственники железнодорожных составов предпочитают отправлять их на экспортные направления, так как с учетом субсидий это выгоднее в финансовом плане, — поясняет руководитель. — А доставка зерна железной дорогой на Северо-Запад, где оно не растет, не субсидируется, поэтому и вагонов для нас нет».

Председатель совета директоров группы компаний «Агроэко» (Воронежская область) Владимир Маслов соглашается, что разумно низкие цены на зерновые в целом положительно повлияют на животноводческую отрасль, позволят поддержать рентабельность, ведь цены на птицу и свинину сейчас снижаются. «Большинство крупных животноводческих компаний, в том числе наша, сделали закупки зерна впрок в сезон уборки урожая — в июле-августе, когда цены были на минимуме. Сейчас мощности для хранения уже заполнены, но мы продолжаем покупать зерно для текущего потребления», — рассказывает он. Зерновые составляют примерно 50% в себестоимости продукции компании.

Сейчас главная задача — сохранить собранное зерно без значительной потери качества, говорит президент Росптицесоюза Владимир Фисинин. «Очень важно, наращивая производство, расширять и элеваторные мощности, — подчеркивает он. — Если урожай будет храниться в ненадлежащих условиях, то к весне появится плесень, а за ней и токсины, такое зерно может быть непригодно даже в корм». Птицеводы «немного вздохнули» благодаря тому, что цена на зерно опустилась, признает эксперт. Но подорожали другие составляющие себестоимости мяса птицы, например премиксы, напоминает он. Значительную их часть, а также компоненты для их производства внутри страны по-прежнему завозят из-за рубежа.

От рекордного урожая выигрывают экспортеры, которые в прошлом сезоне работали с очень низкой доходностью, добавляет Павенский. «Нынешняя ситуация позволит им «нарастить жирок», — говорит он. — Если бы еще один год был таким, как предыдущий, то многим трейдерам пришлось бы трудно». Кроме того, рекордный урожай поможет стране выйти на новый уровень экспорта и развития зернового рынка. Например, то, что терминалы осуществляют высокую отгрузку, скажется и в последующие годы, даже если валовой сбор снизится. «Теперь мы можем отгружать такие объемы, о которых и не могли мечтать еще пару лет назад», — доволен эксперт. Аграриям этот сезон тоже позволит сделать свои выводы. В первую очередь это касается вопросов качества. «Нужно вкладывать средства в агротехнологии, чтобы была максимально высокая доля качественной пшеницы, а не фуражной, которая может падать в цене ниже себестоимости, как в этом году очень хорошо убедились сельхозпроизводители», — обращает внимание Павенский.

При сложившейся непростой ценовой ситуации задержка применения мер госрегулирования рынка может привести к существенному снижению финансово-экономического состояния большинства сельхозпредприятий зерновой отрасли, особенно территорий Поволжья, Урала и Сибири. «В результате мы можем увидеть увеличение закредитованности аграриев, снижение инвестиционной привлекательности в отрасли, отставание в техническом и научно-технологическом перевооружении», — опасается Павел Скурихин. Последствия для рынка от высокого урожая будут заключаться в том, что аграрии в текущем сезоне заработают меньше, чем в прошлом, полагает Сизов.

Из-за низких цен на зерно снизится активность налаживания технологической цепочки производства агрокультур в следующем сельхозгоду, так как у аграриев не хватит денег на подкормку растений и обработки полей от сорняков и вредителей, опасается Злочевский. «Эти мероприятия будут недовыполняться или не будут выполняться вовсе, поэтому урожай в следующем сезоне будет во многом зависеть от погодных условий», — считает эксперт.

Перспективы 2018 года

По данным Минсельхоза на середину октября, сев озимых шел с опережением показателей 2016-го. Было засеяно 16,2 млн га, что на 400 тыс. га больше, чем годом ранее. Если не вмешается погодный фактор, то это может стать хорошим заделом для следующего урожая, если не рекордного, то как минимум высокого, полагает Игорь Павенский. «Посевы озимых прежде всего выросли на юге, центр засеял столько же, сколько в прошлом году», — говорил он в октябре. Это, по мнению эксперта, первое свидетельство того, что рекордный сбор не привел к тем негативным последствиям, как многие ожидали. Если бы с доходностью все было очень плохо, то аграрии уже сделали бы соответствующие выводы и уменьшили площади озимых, уверен он. 

Хранить невыгодно?
По мнению Аркадия Злочевского из РЗС, существуют высокие риски потерять 7−8% собранного урожая. «При действующих в первые месяцы сезона ценах хранить зерно на элеваторах во многих регионах экономически невыгодно, — считает он. — Многие аграрии, чтобы сэкономить на хранении, просто положат его в свои амбары, предназначенные для техники, и по весне заметная доля зерна будет поражена насекомыми». Но даже такие потери при текущих ценах будут более выгодны для производителей с экономической точки зрения, чем затраты на хранение на элеваторе.

Прирост посевов идет исключительно на юге страны, обращает внимание Андрей Сизов. В сентябре-октябре там стояла сухая погода, что, с одной стороны, позволяет очень быстро сеять, с другой — создает риски для урожая озимых, комментирует он. В других регионах, в частности, в центре Поволжья, сев озимых отстает от прошлого года. В целом, по прогнозу «СовЭкона», общие посевные площади озимых под урожай 2018 года превысят 17,8 млн га. «Это почти столько же, сколько в прошлом сезоне», — уточняет эксперт. Виды же на следующий урожай по озимым хуже среднего. Многое будет зависеть от того, пройдут ли в регионах этого сева дожди до конца октября. «Если да, то состояние озимых улучшится», — добавляет Сизов.

На урожай 2018 года повлияет сохранность озимых, что в первую очередь определяется погодой, вторит экспертам Дарья Снитко. «Многие производители уже не первый год задумываются о том, какие маржинальные агрокультуры добавить в севооборот, но освоение агротехнологии таких позиций, как рапс, лен-кудряш, тритикале, мак, требует времени и вложений, поэтому просто так заменить пшеницу в структуре производства тяжело», — говорит она.

Тем не менее сельхозпроизводители стараются постепенно корректировать структуру посевов. «Сибирский хлеб» пересмотрел севооборот в пользу более рентабельных масличных мелкозернистых: льна, рапса, горчицы. «Елань» уже сократила посевы озимых зерновых под урожай 2018 года на 15−20%. Но отнюдь не из-за ценовой конъюнктуры: отсеяться в полном объеме не позволили погодные условия. «В следующем году увеличим площади кукурузы, так как она более рентабельна, чем пшеница», — делится планами Алексей Орлов.

«Агробизнес», несмотря на перенасыщенность российского рынка зерновых, сокращать их посевы на следующий год не собирается, так как необходимо придерживаться определенного севооборота, поясняет Чил-Акопов. В 2018-м сильно уменьшить посевы зерновых невозможно, так как для того, чтобы успеть провести яровой сев, например, сои, рапса, гороха или подсолнечника, необходимо вдвое больше техники и, соответственно, денег, говорит Никита Гордеев. «У нас половину посевов составляют озимые, на которых мы работаем той же техникой, которую используем весной на оставшихся под яровые площадях. Поэтому страна обречена на высокие урожаи пшеницы в ближайшие три-пять лет», — полагает он.

Субсидирование перевозок
В октябре президент России Владимир Путин, говоря о рекорде по сбору зерна, отметил, что «мы должны понимать экономические последствия того, что происходит в таких случаях»: избыток предложения порождает снижение цены. Чтобы поддержать аграриев, он предложил направить дополнительно 20 млрд руб. на субсидирование тарифа железнодорожных перевозок зерна и ставок сельхозкредита.
Субсидии предполагается предоставлять в 2017—2018 годах «Российским железным дорогам» на возмещение «потерь в доходах, возникающих в результате перевозки зерновых грузов железнодорожным транспортом без взимания провозной платы». По словам министра селького хозяйства Александра Ткачева, если уменьшить или обнулить железнодорожный тариф, прежде всего из регионов Поволжья, Урала, Сибири, то трейдерам станет выгодно покупать зерно в этих регионах. В список приоритетных областей при вывозе зерна на экспорт по железной дороге попали Воронежская, Орловская, Тамбовская области в Центральном федеральном округе; Оренбургская, Саратовская, Самарская области в Приволжском округе; Новосибирская и Омская области в Сибирском округе; Курганская и Тюменская области на Урале. Планируемый срок вступления решения в силу — ноябрь 2017 года. По оценке Ткачева, на субсидирование перевозок в этом сезоне понадобится порядка 3 млрд руб., что позволит снять с рынка около 2−3 млн т зерна и поднять внутреннюю цену в отдаленных регионах, приблизив ее к экспортной. Ранее РЖД ввели 10,3%-ную скидку к действующим тарифам на перевозки зерна со станций Воронежской, Орловской, Тамбовской, Оренбургской, Саратовской, Новосибирской и Омской областей. Понижающий коэффициент 0,897 вступил в силу 1 октября и будет действовать до 30 июня 2018 года.
По мнению Павла Скурихина из НСЗ, субсидирование перевозок — нужная и своевременная мера, однако она не решает текущей проблемы низких цен в азиатской части страны. С учетом непростой внешнеэкономической и внутренней финансово-экономической ситуации, а также принимая во внимание масштабность данной проблемы, нельзя ограничиваться выбором лишь одного механизма такого регулирования, уверен эксперт. «Подходить к поддержке зернового рынка нужно комплексно», — считает он. Среди первоочередных мер, кроме снижения или компенсации части стоимости железнодорожных перевозок, нужны закупочные интервенции с возможностью обратного выкупа, стимулирование экспорта зерна и муки, предоставление льготных кредитов переработчикам на приобретение сырья. 
Аркадий Злочевский из РЗС уверен, что субсидирование сможет поддержать рынок. «Данная мера поддержки уже внедряется в некоторых регионах, и аграрии на нее рассчитывают. Сейчас идет процесс заключения соглашений с грузоотправителями, регионами и Минсельхозом на компенсацию тарифов для аграриев за счет субсидий», — говорил он в середине октября.
 
Источник: Агроинвестор

Смотрите также:

Комментарии (0):

Эту заметку еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать записи блога.

Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы: