Казахстан: Будем заниматься переработкой зерна и экспортировать готовую продукцию - А.Куришбаев

15 ноября 2010, 10:38
Островком стабильности, на основе которого и нужно структурировать экономику страны, называли агропромышленный комплекс Казахстана в разгар разразившегося финансово-экономического кризиса. Этому сектору некоторые эксперты пророчили роль первой скрипки в экономике страны. Вместе с тем, в отечественном сельском хозяйстве накопилось немало проблем, тормозящих развитие отрасли.

О том, каково самочувствие казахстанского агропрома сегодня, проблемах, проектах и достижениях отрасли - в эксклюзивном интервью шеф-редактора издания «КазахЗерно.kz» с министром сельского хозяйства страны Ахылбеком КУРИШБАЕВЫМ.

- Ахылбек Кажигулович, сегодня продуктивность сельского хозяйства все больше зависит не только от погодных условий, но и от многих технологических факторов. Как в отечественном сельском хозяйстве обстоят дела с внедрением передовых технологий производства, хранения и сбыта продукции и насколько готовы наши фермеры применять их? С чем связаны трудности, препятствующие оперативному внедрению передовых технологий?

- Если мы хотим увеличить конкурентоспособность отечественной сельхозпродукции, снизить ее себестоимость и повысить качество, естественно - должны применять современные технологии. И сейчас государственная поддержка в аграрном секторе нацелена именно на это. Если раньше субсидии аграриям выплачивались одинаково всем, так сказать «по уравниловке», то сейчас они получают государственную поддержку дифференцированно. То есть определены базовые субсидии и повышенные. Повышенные субсидии выплачиваются в том случае, если в аграрном производстве применяются современные технологии. Такая схема действует как в животноводстве, так и в растениеводстве.

Как продвигается внедрение новых технологий в сельском хозяйстве? В зерновом производстве в этом году 11,2 млн. га возделывались по влагоресурсосберегающим технологиям. К примеру, в 2005 году по влагоресурсосберегающим технологиям возделывалось всего 3,5 млн. га. Сравните эти цифры. Получается, что сегодня 67 % зернового клина обрабатывается по современным технологиям. Можно сказать, что текущий год был годом испытания казахстанских земледельцев на прочность именно по применению технологии. Кто их соблюдал, собрал неплохой урожай. Кто не соблюдал, как того и следовало ожидать, при таком количестве осадков урожая не получил.

Аналогичная ситуация по орошаемому земледелию. Здесь ставку необходимо делать на капельное орошение. Соответственно, субсидии тоже выплачиваются дифференцированно. Кто применяет капельное орошение, тот получает 15000 тг на гектар дополнительно. Допустим, 9000 тг на гектар аграрий получает при производстве овощей или хлопчатника. Но если он при этом применяет капельное орошение, то сразу же получает на 15000 тг на гектар больше. Такой подход способствует активному внедрению данной технологии. Так, за пять лет площади применения капельного орошения увеличились в 11 раз и достигли 7700 га.

Конечно, для активного внедрения современных технологий нужны системные меры. Для этого принята программа индустриально-инновационного развития, которая предусматривает технологическое развитие во всех сферах экономики, в том числе в АПК.

Нужно отметить, что сдерживающим фактором в деле внедрения инновационных технологий является нехватка специалистов. Мы должны обучать их новым технологиям. Вопросы знаний и умений не менее важны, чем вопрос финансирования. Поэтому в 5 регионах страны созданы центры распространения знаний, где ученые на безвозмездной основе обучают фермеров. В будущем мы намерены создать фермерские школы во всех областях.

Если обратиться к международному опыту, то во всех развитых странах создана разветвленная система передачи знаний фермерам - «экстенш сервис», где они получают необходимую для работы информацию, в том числе о новых технологиях. Это важная составляющая государственной поддержки сельского хозяйства в этих странах.

- Вы затронули проблему нехватки специалистов в аграрной отрасли. И ведь действительно, несмотря на избыток трудовых ресурсов на селе, во многих отраслях сельского хозяйства отмечается дефицит квалифицированных кадров: агрономов, зоотехников, ветеринаров и т.д. Средний возраст квалифицированного специалиста в сельской местности близится к пенсионному возрасту. Молодые люди, даже получив образование, предпочитают оставаться в городах, занимая посты в госучреждениях и частных компаниях, и даже думать не хотят о селе. Намерен ли Минсельхоз как-то влиять на систему высшего и профессионального образования по сельским специальностям? Какие меры предпринимаются, чтобы привлечь специалистов в село?

- Функционально этим вопросом занимается Министерство образования и науки, но мы, по сути, представляя интересы отраслей АПК, выступающих в качестве заказчиков на подготовку кадров, уделяем этому вопросу большое внимание. Наш анализ показал, что в сельском хозяйстве сегодня не хватает около 3,5 тыс. специалистов с высшим образованием.

Вообще, ответ на этот вопрос надо разделить на две части. Во-первых, на сельхозспециальности отводится всего 5 % от общего числа грантов. И это притом, что на селе живет 47 % населения. Мы ставим вопрос о необходимости увеличения количества грантов на востребованные в аграрной сфере специальности.

Второй аспект. Очень важно, как вы правильно заметили, стимулировать переезд молодых специалистов с высшим образованием в село. Как вам известно, для этих целей Минсельхозом разработана и действует программа «С дипломом - в село». Есть хорошая динамика. Всего в рамках программы в село переехало 8537 молодых специалистов. В том числе только в 2009 году - 6582. Причем врачей переехало в 3 раза больше, учителей - в 2 раза больше, чем в прошлые годы.

Реализацию этой программы мы намерены продолжить. Также хотим расширить ее для сельскохозяйственных специальностей и, в первую очередь, ветеринаров, чтобы стимулировать их переезд в село.

Кстати, во время визита Премьер-министра в Северо-Казахстанскую область этот вопрос поднимался, и мы рассчитываем на поддержку Правительства.

Хочу отметить, что подготовка кадров для села не должна быть исключительно заботой государства. Хорошие специалисты в отраслях сельского хозяйства нужны в первую очередь самому агробизнесу. Именно поэтому сегодня многие собственники и руководители хозяйств, заинтересованные работать на земле, что называется, «всерьез и надолго» прилагают усилия для решения этой проблемы и направляют молодых людей на обучение по целевому заказу в вузы, помогают им учиться, создают условия, чтобы они вернулись в родное село, создали свои семьи. Такие кадры, на мой взгляд, являются бесценными для тех, кто думает о завтрашнем дне. К сожалению, пока не все хозяйства так поступают.

- Не секрет, что связь между аграрной наукой и производством сегодня налажена слабо. По вашему мнению, что нужно сделать для того, чтобы отечественные ученые работали в интересах фермеров, а фермеры охотнее и смелее применяли достижения науки на практике? Сегодня иные агроформирования обладают более современной техникой, чем научно-исследовательские институты, материально-техническая база которых давно морально и физически устарела. Как вы считаете, ученые, поставленные в такие условия, смогут совершить какой-то прорыв в науке и принести пользу производственникам?

- Во-первых, в отличие от советских времен, когда деньги выделялись просто на содержание научных институтов, мы изменили принцип финансирования науки. Сейчас ученые получают деньги от своего трудового вклада, а необходимость тех или иных разработок определяется потребностями производства.

Если конкретнее, раньше ученые получали заработную плату за счет выполнения заказа, а теперь предусмотрено денежное поощрение за внедрение научных разработок в производство.

Например, как вам известно, в стране развернута программа крупномасштабной селекции, сейчас за каждым хозяйством закреплен ученый-селекционер. Они помогают сельхозформированиям оценивать скот, правильно проводить скрещивание, селекционную работу. И за это ученые получают доплату.

Так и в селекции сельхозкультур. Ученый-селекционер начинает получать роялти за внедрение выведенных им сортов в производство. Соответственно, чем больше площадь внедрения, тем выше оплата. Мы добиваемся того, чтобы у ученого появилось как можно больше стимулов для внедрения своих разработок в производство.

- Во многих зарубежных странах, развивая растениеводство, в первую очередь думают об экологии. У нас же во главу угла ставятся экономические показатели сегодняшнего дня: главное - получить высокий урожай сегодня и неважно, что завтра истощенная почва не принесет никакой отдачи. Когда в нашей стране всерьез возьмутся за сохранение почвы? Разрабатываются ли такие проекты?

- Это очень серьезный вопрос. Действительно, вы правы, сейчас мы больше думаем об экономической стороне производства. Хотя к этому вопросу нужно подходить системно. Сохранностью и рациональным использованием земель больше занимается Агентство по управлению земельными ресурсами, и мы внесли им свои предложения.

Предложили внести изменения в Земельный кодекс. Нововведения заключаются в том, что когда фермеру выделяется земля, в паспорт земельного участка будут внесены данные об уровне плодородия почвы. Предполагается, что через каждые 5 лет снова будут проведены исследования и оценены изменения, произошедшие с почвой, в том числе и уровень ее деградации. Если выяснится, что плодородие почвы ухудшилось или появились карантинные сорняки, то фермер должен быть наказан, вплоть до изъятия земель.

Таким образом государство сможет контролировать положение дел с плодородием почвы. Такая практика принята во многих странах. Данный проект закона сейчас находится на рассмотрении в Парламенте. Как только его примут, такая система будет внедряться и у нас.

- Скажите, какие меры предпринимаются Министерством по улучшению селекционной работы в растениеводстве и животноводстве?

Новость на Казах-зерно:- Чтобы повысить конкурентоспособность растениеводства, мы должны своевременно внедрять новые сорта в производство. К примеру, в Канаде каждые четыре-пять лет на смену одному сорту приходит другой. У нас же есть сорта, которые используются десятилетиями. Чтобы устранить эти изъяны, предстоит немало сделать в селекционной работе. Прежде всего, необходимо увеличить финансирование науки.

Кстати, возвращаясь к вопросу об оснащении научно-исследовательских институтов новым оборудованием. Сейчас существенно обновилась научно-техническая база НИИ. В селекционных центрах строятся специальные тепличные комплексы, позволяющие значительно сократить сроки селекционных работ.

Судите сами, сегодня наши ученые создают один сорт за 15 лет. А за границей на выведение одного сорта тратится 6-7 лет. Получается, селекционный процесс можно сократить в два раза. Тепличные комплексы, позволяющие получать два урожая в год, являются хорошим подспорьем для этого. Необходимо активно внедрять методы биотехнологии и генной инженерии.

Приняты существенные изменения и на законодательном уровне для ускоренного внедрения новых сортов. Я уже рассказывал вам о том, что есть российские и канадские сорта, которые, к примеру, хорошо подходят к условиям Северного Казахстана. Раньше, чтобы их внедрить в производство, надо было проводить трехлетнее сортоиспытание, теперь в соответствии с новым законодательством можно завозить в страну данные сорта на основании заявки автора, если они были созданы для аналогичных почвенно-климатических условий. Такое нововведение позволит значительно ускорить использование у нас новых селекционных достижений.

Еще одна хорошая новость для науки - по поручению Главы государства на базе научно-исследовательского института им. Бараева в с. Шортанды будет создаваться крупнейший в центральноазиатском регионе современный научный центр по растениеводству, животноводству и переработке сельхозсырья. Планируется, что в нем будут функционировать лаборатории открытого типа, это означает, что здесь могут работать не только наши специалисты, но и ведущие иностранные ученые. К примеру, селекционеры-биотехнологи. Немаловажно, что здесь будут также обучаться и проходить практику студенты. Так мы будем создавать условия для подготовки молодых научных кадров.

В этом году планируем завершить технико-экономическое обоснование научного центра. Со следующего года вплотную будем заниматься его проектированием.

Чтобы понять, по каким принципам надо создавать такой центр, мы изучили зарубежный опыт, привлекли иностранных ученых и экспертов. В частности, из научного аграрного центра Франции, канадского университета Саскачеван, бразильского научного центра EMBRAPA. Сейчас ученые названных центров совместно с нашими специалистами занимаются технико-экономическим обоснованием проекта.

Думаю, что в 2013 году уже начнется строительство научного городка.

- Минсельхоз агитируют крестьян заниматься диверсификацией растениеводства - уходить от монокультуры пшеницы и увеличивать площади возделывания других культур, в том числе масличных, гороха. Однако когда приходит пора их реализовывать, аграрии остаются один на один со своими проблемами. Почему государство не наладит государственный закуп не только зерна, но и других культур?

- Во-первых, произошла диверсификация государственной поддержки, я имею в виду субсидирование отрасли. В этом году те, кто сеял масличные культуры, получили в 11 раз больше субсидий, чем те, кто сеял зерновые. Земледельцы, которые отвели площади под кормовые, получили субсидии на 30-80% больше. Это тоже, я думаю, хороший стимул. Кстати, сейчас площадь возделывания масличных увеличилась до 1,7 млн. га. Хотя в 2005 году под масличные отводилось всего 650 тыс. га.

Хочу подчеркнуть, если так не увеличились бы площади масличных культур, то в текущем году Казахстан остался бы без растительного сырья!

Что касается государственного закупа, он осуществляется тогда, когда необходимо стимулировать повышение цены. Но на масличные культуры и так цены неплохие. На мировых рынках цены на эти культуры растут, и возделывание масличных становится весьма выгодным бизнесом.

Что касается ухода от монокультуры пшеницы. Мы сейчас поддерживаем производство оригинальных, элитных семян, в том числе семеноводство альтернативных культур, к примеру, крупяных, бобовых, масличных. Соответственно выплачиваются субсидии. В конечном счете, это приводит к увеличению посевных площадей альтернативных культур.

- Тем не менее, от многих земледельцев приходится слышать, что со сбытом так называемых альтернативных культур возникают очень большие проблемы…

- Чтобы сохранить интерес к возделыванию рапса и льна, стимулировать их дальнейшее производство, мы не стали запрещать их экспорт. Я сам, объезжая области, видел контракты на экспорт названных культур.

В Европе рапс и лен очень востребованы, так что будет хорошая возможность для их реализации.

- В продолжение разговора о запрете. Как известно, по вашей инициативе в Минэкономразвития введен временный запрет на экспорт растительных масел и семян масличных культур, гречихи и гречневой крупы. Такое решение вызвало неоднозначную оценку бизнеса. Многие бизнесмены говорят о том, что подобного рода запреты отпугивают иностранных инвесторов, желающих вкладывать средства в агропромышленный сектор Казахстана. По подсчетам экспертов ИА «Казах-Зерно», по причине запретов на экспорт разного рода сельхозтоваров за последние 5 лет Казахстан недополучил порядка миллиарда долларов США. Может, целесообразнее для государства было бы не запрещать экспорт названных товаров, а ввести пошлины на их вывоз?

- Должен отметить, что введение запрета - это вынужденная мера. Временный запрет введен сроком на полгода. Мы этот вопрос долго обсуждали и считаем это решение наиболее оптимальным. Вы знаете, что засуха в России привела к тому, что поднялись цены на перечисленные вами продукты и увеличился спрос на них. В Казахстане те же россияне начали на корню закупать маслосемена и гречиху.

По нашим расчетам, того сырья, которое есть в стране, достаточно только для обеспечения внутренних потребностей. Поэтому было принято решение запретить экспорт.

Пошлины же в условиях Таможенного союза вводить нельзя. Поэтому единственным вариантом в сложившейся ситуации является запрет. Конечно, прибыль сельхозтоваропроизводителей уменьшилась. Но ведь государство помогает аграриям субсидиями, удешевленными налогами. Пришло время и сельхозтоваропроизводителям подумать об интересах государства. Не введи мы запрет, остались бы без сырья, без растительного масла.

Кстати, нельзя сказать, что крестьяне от этого оказались в убытке. Сегодня тонна подсолнечника и гречихи реализуется в пределах 60 тыс. тенге за тонну. Вспомним, что в прошлые годы цена на эти культуры была в два раза меньше.

- Проблема в том, что в сложной ситуации оказались, к примеру, крупяные производства Восточного Казахстана. Многие из них ориентированы на экспорт, и сейчас они вынуждены закрывать предприятия…

- Сейчас «Самрук Казына», «КазАгро» будут увеличивать выделение кредитных средств для пополнения оборотных средств и закупа сырья.

Так что процесс реализации продукции пойдет быстрее. В то же время я согласен, что мы в будущем не должны действовать такими методами. К примеру, за границей в подобных ситуациях вводятся субсидии или пособия для малоимущих.

А мы пытаемся решить проблему стабилизации цен в основном за счет сельского хозяйства. Конечно, это не лучшим образом сказывается на эффективности отрасли. Думаю, со временем данные вопросы все же будут решаться адресным субсидированием и введением пособий для социально незащищенных слоев населения.

- Когда обсуждалась возможность введения запрета на экспорт гречки, специалисты говорили о том, что потребность страны в гречневой крупе составляет 11-14 тыс. тонн, притом, что произвести мы можем 32 тыс. тонн…

- Да, я видел такую информацию в СМИ. На самом деле потребность Казахстана в гречневой крупе составляет 35 тыс. тонн. Такие расчеты сделали наши специалисты, исходя из расчетов потребности в соответствии со сложившимися нормами потребления этого продукта.

Новость на Казах-зерно:Давайте с вами посчитаем, у нас в стране 16 млн. населения, а потребность в гречке, как вы говорите, 11 тыс. тонн. Делим 11 тыс. тонн на 16 млн. населения, получается 687 граммов на человека в год. Вы верите этим цифрам?

- Но ведь известно, что даже из логистических соображений в некоторые регионы Казахстана целесообразнее завозить гречку из России…

- Вот если бы была гречка в России, не стали бы мы запрет вводить.

- Говорят, на Алтае гречихи нынче посадили на 50% больше, и урожай прогнозировали хороший…

- Если на Алтае дешевая гречиха, в чем я, честно говоря, сомневаюсь, можно ее завозить. Не вижу здесь никаких проблем. Мы ведь только вывозить запрещаем, а ввозить - пожалуйста!

- Давайте обратимся к самой болезненной для сельхозтоваропроизводителей теме. Если посмотреть кредитные портфели банков второго уровня, то доля сельхозкредитов здесь очень низка. Крестьяне нуждаются в заемных средствах, однако из-за завышенных банковских требований по ликвидности залогового имущества и необходимости сбора большого количества документов получить банковский кредит могут лишь единицы. Во время своего последнего визита в Северо-Казахстанскую область вы говорили о том, что финансово поддерживать крестьян только государственными субсидиями - неправильно. Идея создания агробанка в стране тоже пробуксовывает. Какой выход из этой ситуации видите вы? Предпринимает ли Минсельхоз какие-то действия, чтобы сблизить банки и крестьянство? Возможно, вы рассматриваете какие-то альтернативные источники финансирования аграриев?

- Конечно, не решив проблемы кредитования сельхозтоваропроизводителей, мы сельское хозяйство не поднимем. Действительно, реализация идеи о создании аграрного банка пробуксовывает, потому что есть немало противников создания такого банка. Но, я думаю, мы докажем состоятельность нашего предложения.

Проблема крестьян заключается в том, что у них нет ликвидного залогового имущества. Чтобы оказать им содействие в решении этого вопроса, мы перевели зерновую расписку в разряд ценных бумаг. За последние 8 лет под зерновые расписки аграриям было выделено 340 млрд. тг. кредитных средств.

Далее, чтобы повысить привлекательность зерновых расписок для банков, мы работаем над обеспечением гарантии сохранности зерна. То есть на элеваторах будет внедрена электронная система учета зерна.

Новость на Казах-зерно:Если говорить о перспективах, крестьянам не следует ожидать, что создание агробанка решит все их проблемы. Залоговое имущество, в любом случае, будет нужно. Это о чем говорит? О том, что нужно кооперироваться, объединяться, укрупняться. Мелкие сельхозформирования и в этом случае останутся за бортом финансирования. Кредиты получат те, кто строит свой бизнес эффективно.

- Вам не кажется, что БВУ порой слишком критично оценивают ликвидность залогового имущества крестьян? К примеру, глава одного сельхозформирования Карагандинской области справедливо заметил, что построенная на селе за 50 км от города теплица стоит на своем месте и глупо переносить ее в черту города только для того, чтобы она подошла под критерии, предъявляемые банками к залоговому имуществу. Ведь здесь она не будет приносить такого дохода.

- Я думаю, виной такого критичного отношения банкиров к залоговому имуществу крестьян являются отголоски финансового кризиса. Когда он пройдет, банки заработают активнее и будут более лояльно относиться к крестьянам. Но вместе с тем, это еще раз доказывает необходимость создания в стране агробанка, специализирующегося на финансировании сельского хозяйства.

- Как вы считаете, почему в Казахстане очень мало информации о ГМО продукции? Занимаются ли казахстанские ученые разработками в этой сфере? Какова позиция Минсельхоза по вопросу производства ГМО продукции и использования ее для нужд животноводства, а также экспорта в другие страны?

- В мире ГМО выращивают на площади 125 млн. га, производством такой продукции занимаются всего 25 стран. Многие страны такую продукцию не приемлют, так как до сих пор с научной точки зрения не доказана ее вредность или безвредность. По этому поводу идут большие научные дискуссии. Как вы знаете, во многих европейских странах производство ГМО запрещено. Если взять нашего соседа - Китай, в этой стране также запрещено выращивание генно-модифицированной продукции. Я думаю, в Казахстане мы должны делать ставку на производство экологически чистой продукции, именно в этом наше конкурентное преимущество. Поэтому завозить и тем более производить ГМО продукцию, имея резервы для повышения урожайности, отпущенные природой, не стоит. Иначе мы можем потерять наше главное преимущество.

- Ахылбек Кажигулович, совсем недавно появилась информация о том, что в республику завезена большая партия зарубежного высокопродуктивного скота для строящегося животноводческого комплекса. Готовы ли места его содержания? Насколько мне известно, сентябрьские проверки показали, что скот приехал буквально в никуда…

- Есть проекты, на которых разрезана ленточка и произведен пуск. Но это не главное, главное, чтобы этот проект заработал на всю мощь. Важно также знать, насколько этот проект отрабатывает выделенные бюджетные деньги, причем, заметьте, удешевленные деньги. Поэтому мы сейчас проводим мониторинг всех проектов «КазАгро», какие проекты работают, а в каких есть недочеты. Для нас принципиально важно, чтобы реализуемые проекты эффективно заработали. Мы должны это контролировать.

- Каковы итоги уборочной страды? Насколько оправдались прогнозы и ожидания Минсельхоза? Какие уроки главное аграрное ведомство страны извлекло из ситуаций текущего маркетингового года? Будут ли в связи с этим приняты какие-то изменения в механизме субсидирования, проведении государственного закупа зерна, экспортной политики …

- Мы всегда надеемся на хороший урожай. Но так получилось в этом году, засуха спутала всем карты. В то же время, по сравнению с РФ, у нас, конечно, посевы пострадали значительно меньше. И это притом, что выпало всего 15-20 мм осадков, что составляет всего 15-20 % от многолетней нормы. Решающую роль в этом сыграл факт перехода на влагоресурсосберегающие технологии.

По данным акиматов областей, текущий урожай зерновых составит 13,9 млн. тонн в бункерном весе. Уже убрано 99,9% площадей. Можно сказать, что отпущенный природой урожай получен. Осталось убрать небольшие площади посевов кукурузы.

Как известно, в зерновом производстве есть урожайные и неурожайные годы. Мы должны выстраивать эффективную систему развития событий для каждого года. В конце 2009 года принят закон о продовольственной безопасности. Чтобы стабилизировать цены на хлеб, государство имеет право создать стабилизационный фонд, куда фермеры должны сдавать зерно по фиксированной цене. Но есть такие годы, как прошлый, когда был большой урожай. Что в этих условиях делать? Нужно активно работать на экспорт, над созданием экспортной инфраструктуры. Создавать терминалы, обеспечивая гарантированный сбыт зерна.

По наши расчетам, в урожайные годы максимум мы можем экспортировать порядка 9-10 млн. тонн зерна и муки в пересчете на зерно. Поэтому надо развивать соответствующую экспортную логистику. Сейчас нам необходим терминал на границе с Китаем. В прошлом году мы с Китаем договорились об экспортных поставках зерна, и порядка 30 тыс. тонн казахстанского зерна ушло в китайском направлении. То есть путь в Китай мы пробили, сейчас надо думать о системных организованных поставках зерна в эту страну и через нее.

Вступление в Единый Таможенный союз позволило нам гармонизировать тарифы на перевозку зерна. Теперь тарифы для казахстанских компаний на территории РФ будут такие же, как и у российских компаний. Кроме того, мы будем активно заниматься переработкой зерна в стране и экспортировать продукты переработки.

Это сухая клейковина, биоэтанол и т.д. Для этого организация глубокой переработки зерна определена как приоритет для первоочередного кредитования НУХ «КазАгро».

Еще один инструмент, позволяющий поднять цены на зерно - государственное вмешательство в этот процесс. К примеру, в прошлом году благодаря государственному закупу 5 млн. тонн поднялась стоимость зерна.

Таким образом, в комплексе с выстраиванием экспортной логистики в такие годы будет осуществляться господдержка в части государственного закупа зерна. А когда цены на зерно растут, а стране не хватает зерна, чтобы не перекрывать границы, создается стабфонд. Таким образом, сценарии на все годы у нас должны быть разработаны. Чем мы сейчас и занимаемся.

Недавно я был в командировке в США. Там фермерам субсидии выделяют не на производство сельхозкультур, а на поддержку их доходов. Если урожайный год и складываются высокие цены на сельскохозяйственное сырье, фермер господдержку не получает. Но если засуха или цены падают, то государство компенсирует им «упущенную» прибыль. Таким образом, обеспечивается стабильность и привлекательность зернового бизнеса.

- В нынешнем сезоне очень много жалоб поступало от крестьян, которые сетовали на то, что страховые компании отказывались заключать соответствующие договоры. Были сложности и с получением страховых выплат. По официальным данным, было застраховано 20% посевов, по данным мониторинга ИА «Казах-Зерно», страхованию «подверглись» лишь 3% посевов, страховые выплаты получили не более 1% за ними обратившихся. Ваше мнение по этому поводу. Принимал ли Минсельхоз какие-то меры для отстаивания интересов фермеров в этом вопросе?

- Что касается страхования, по нашим данным, с 2005 года, то есть со времени принятия Закона об обязательном страховании в растениеводстве, сельхозтоваропроизводителям выплачено порядка 10 млрд. тенге. То есть система работает. Почему в этом году были проблемы, особенно в Западном Казахстане? Страховые компании самоустранились, потому что им невыгодно было страховать, а тем более производить страховые выплаты.

Как известно, у страховых компаний должны действовать представительства в каждом областном центре. В текущем году их не могли найти, они под любыми предлогами отказывались заключать договоры. По закону, в таких случаях крестьяне должны обращаться в Агентство по финансовому надзору (АФН), а этого не произошло. Мы объясняли акиматам, что нужно было централизованно и оперативно обратиться в АФН и решить вопрос с подписанием договоров со страховыми компаниями. В соответствии с законодательством, если страховая компания уклоняется от выполнения своих обязательств, то она может быть лишена АФН лицензии.

Второй аспект. Страховая компания думает о своей выгоде. Поэтому есть необходимость в создании обществ взаимного страхования, нацеленных на то, чтобы крестьяне сами себя страховали. Ведь сами себя они не обманут.

Во многих областях ОВС (Общества взаимного страхования) были созданы еще в 2007, 2008 годах. В Западном Казахстане этого не случилось. Хотя этот вопрос мы поднимали неоднократно. Подобное общество здесь появилось только в 2009 году, но так как выдалось два подряд засушливых года, денежный фонд у общества не был сформирован. В этой связи мы проанализировали те проблемы, которые существуют, и приняли решение об изменении закона о страховании.

Во-первых, мы хотим поднять тарифы для зон с рискованным земледелием. Страховые тарифы будут подниматься, соответственно страховые выплаты увеличиваться. Необходимо, чтобы ОВС было крупным, охватывающим несколько природно-климатических зон. Сейчас многие ОВС охватывают лишь несколько районов. Предположим, здесь случилась засуха, в итоге ОВС может обанкротиться. А крупное ОВС сможет решить проблемы за счет благополучных регионов. Поэтому мы вводим изменение в закон и хотим определить минимальное количество участников в ОВС. Тогда, независимо от погодных условий, ОВС будет иметь возможность производить выплаты.

Также мы выступаем за то, чтобы все без исключения страховые компании были обязаны страховать растениеводство. То есть, чтобы выдавалась генеральная лицензия на все виды страхования. Тогда количество страховых компаний, обязанных страховать растениеводство, увеличится.

По большому счету, разговор идет о том, чтобы и методом кнута, и методом пряника заставить страховые компании и ОВС в форс-мажорных обстоятельствах выплатить крестьянам все причитающиеся суммы.

Что касается цифр, то по состоянию на 21 октября текущего года застраховано 11,9 млн. га посевов, подлежащих страхованию. Таким образом, порядка 70 % посевов было охвачено страхованием, а страховые выплаты составили 1,2 млрд. тенге.

- Ахылбек Кажигулович, большое спасибо за продуктивный разговор. Надеюсь, это не последняя наша встреча.
Источник: Казах-Зерно

Также в разделе:

Кубань остановит экспорт зерна из-за карантина...

В среду на госторгах в России было закуплено 17,55 тыс. тонн пшеницы...

Сбор зерна в 2017 году превысит 100 млн тонн...

Зерно из Чувашии экспортировали в Европу и Монголию...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы: